Создание советской автономии чеченского и ингушского народов. Упрочение нового общественного и государственного строя | Ингушетия.инфо

Создание советской автономии чеченского и ингушского народов. Упрочение нового общественного и государственного строя

Создание советской национальной государственности народов Чечено-Ингушетии проходило на основе общих закономерностей социалистического строительства, обусловленных победой Советской власти и установлением диктатуры пролетариата.

Однако специфические особенности Чечни и Ингушетии, как и всех областей Северного Кавказа, входивших в состав Терской области (колониальное положение в прошлом, экономическая, политическая и культурная отсталость населения, недостаток кадров национальной интеллигенции, малочисленность национальных рабочих кадров, слабость парторганизации и т. д.), исключали возможность создания для них сразу же после окончания гражданской войны национальной государственности в виде отдельной автономии.

Прежде всего необходимо было создать крепкие партийные организации, поднять трудящиеся массы до уровня понимания ими задач Советской власти, развить их инициативу, подготовить из их среды последовательных и стойких борцов за интересы трудового народа, лучших его представителей ввести в Советы депутатов трудящихся. Необходимо было очистить Советы от проникших туда враждебных элементов, развить революционную инициативу бедноты и на базе этого упрочить принципы диктатуры пролетариата.

Без этого предоставление автономии Чечне и Ингушетии осложнило бы дело упрочения Советской власти и укрепления диктатуры пролетариата в этих районах страны.

В таких трудных условиях Коммунистическая партия, руководствуясь гибкой ленинской тактикой в национальной политике, сумела найти нужную форму национально-государственной автономии для горцев, в рамках которой они получили возможность для дальнейшего политического, экономического и культурного развития.

Краевое совещание коммунистических организаций Дона и Кавказа, проходившее в октябре 1920 года, руководствуясь опытом Советской власти в горских округах Северного Кавказа и Дагестана, признало необходимым «организацию горских автономных республик1 на тех основаниях, кои установлены для окраинных автономных республик, входящих в РСФСР».

17 ноября 1920 года на съезде народов Терской области была провозглашена автономия Горской Советской Социалистической Республики, в состав которой вошли также Чечня и Ингушетия под наименованием Чеченского и Ингушского (Назрановского) округов.

Провозглашение Горской республики было результатом последовательного претворения в жизнь ленинской идеи права народов и наций на самоопределение. Говоря об этом, Г. К. Орджоникидзе в своем выступлении на съезде отметил, что «с первых же дней установления Советской власти наша Коммунистическая партия ставила своей задачей раскрепощение народов всего мира. Это ее цель с самого начала, и Советская власть знала, что наша партия не выполнит здесь своей миссии, если она не даст горцам самоуправления и не возвратит им их земли».

В этой же речи Г. К. Орджоникидзе с особой силой подчеркнул необходимость укрепления союза горских народов с русским рабочим классом, ибо этот союз является основой свободы и равноправия всех народов Советской страны.

«Красная Россия, — говорил Г. К. Орджоникидзе, — не преподносит вам, товарищи, подарок. Она считает этот акт только справедливостью… Русские рабочие и крестьяне, которые свергли самодержавие и подавили контрреволюцию в России, являются друзьями и братьями горцев… Союз с рабочими и крестьянами России закреплен кровью, пролитой здесь лучшими сынами и русских и горцев в борьбе за одно и то же дело».

20 января 1921 года ВЦИК РСФСР издал декрет об образовании Горской Автономной Советской Социалистической Республики как части РСФСР. В состав ГАССР были включены территории Чечни, Осетии, Ингушетии, Кабарды, Балкарии, Карачая и живущих между ними казаков и иногородних.

Органами управления ГАССР являлись ЦИК, СНК и местные Советы, избираемые на основе Конституции РСФСР. Для управления хозяйственным, культурным и государственным строительством учреждались народные комиссариаты. Внешняя торговля и иностранные дела оставались в ведении центральных органов РСФСР.

Города Грозный и Владикавказ (ныне Орджоникидзе) вошли в состав ГАССР в качестве самостоятельных административных единиц.

16 апреля 1921 года во Владикавказе открылся учредительный съезд Советов Горской республики, на котором был избран верховный орган власти республик — ЦИК ГАССР. В его состав вошли представители всех национальностей Терской области.

Образование Горской республики было одним из первых шагов на пути формирования государственности народов Терека, в том числе и Чечено-Ингушетии. Этим самым Советская власть предоставляла трудящимся горцам широкие политические права и втягивала их в управление страной. Партия наметала пути, которые привели горские народы к победе социализма.

Горская республика, как многонациональное автономное объединение горцев, создавала благоприятные условия для быстрого политического и экономического развития народов Чечено-Ингушетии. В процессе решения ряда хозяйственных вопросов государство оказывало им материальную и организационную помощь. Это способствовало ликвидации существовавшей ранее на Северном Кавказе национальной разобщенности и чувства взаимного недоверия между народами различных национальностей, укрепляло дружбу между чечено-ингушской беднотой, пролетариатом Грозного и трудовой частью казачества Сунжи и Терека.

С образованием Горской республики народы Чечено-Ингушетии получили более широкую возможность для подготовки кадров партийно-советских работников из числа местного населения.

Малочисленность кадров партийно-советских работников при наличии сильных пережитков патриархально-родового быта, религиозного фанатизма, культурной и политической отсталости масс сказалась уже на результатах выборов в Советы, проведенных летом 1920 года в Чечне и Ингушетии. Преобладающую роль в исполкомах играли кулацко-мулльские элементы, которые саботировали и дезорганизовывали работу местных органов власти.

Постановления центральных органов власти до мест зачастую не доходили, а те, которые доходили, не всегда выполнялись. Местами кулаки по-прежнему эксплуатировали крестьянскую бедноту. Безнаказанно действовали шайки бандитов. Земельные отделы на периферии не проявляли должной инициативы в создании благоприятных условий для роста производительных сил Чечни. Большая часть земли, выделенной горской бедноте, все еще оставалась незаселенной, а потому и незасеянной, в то время как население гор стремилось получить хоть маленький кусочек земли. Не хватало семенного материала. Неорганизованно проходил сбор налога. Одни селения несли почти всю тяжесть налога, другие его совершенно не платили. Во многих случаях налогообложение проводилось по системе «уравниловки», что было выгодно зажиточной верхушке аулов. Бесхозяйственно велась работа на ссыпных пунктах. Все это вызывало законное недовольство крестьянских масс.

К концу 1921 года среди чечено-ингушской бедноты наблюдалось заметное стремление к тому, чтобы политически изолировать реакционные силы. Народ проявлял недовольство существующим засилием кулацко-мулльских элементов в Советах и исполкомах. В своем наказе делегатам съезда в марте 1921 года беднота Шатоевского района заявляла: «Будьте вы прокляты, если Чеченский исполком в том составе останется».

Еще раньше съезд трудовой Ингушетии выразил полное недоверие прежнему составу исполкома и через своих представителей обратился к председателю Северокавказского исполкома Г. К. Орджоникидзе с просьбой о скорейшем назначении перевыборов в исполком.

Кулаки, муллы и шейхи, озлобленные выступлением бедноты, яростно обрушились на нее. Стремясь дезорганизовать движение бедноты и удержать свою идейную и экономическую гегемонию над ней, реакционные круги, пользуясь темнотой и религиозным фанатизмом значительной части населения, разжигали пламя националистического угара, терроризировали население бандитскими вооруженными выступлениями, отказывались признавать Советскую власть, создавали атмосферу безвластия и произвола.

Беднота, в свою очередь, заинтересованная в укреплении Советской власти, требовала обуздания кулачества. Особенную активность в борьбе с происками кулацко-мулльской верхушки проявляла молодежь в лице лучших ее представителей — комсомольцев. Вот что писала группа комсомольцев Чечни в одном из своих писем в газету «Горская правда»: «Анархическими путями чеченские кулаки не признают Советской власти совершенно. Грабежи развиваются с каждым днем все больше и больше. Кто пал за Советскую власть? Бедняк. Кто выполнил в первую очередь разверстку? Бедняк. Кто перенес всякие невзгоды царского ига? Бедняк. Раз это так, то мы просим создать на местах твердую Советскую власть, чтобы кулаки, эксплуататоры и спекулянты не могли поднять головы. Мы просим о передаче всей земли крестьянам, трудовому народу, а не кулакам, занимающимся антисоветской агитацией, вводящим чеченскую темную массу в заблуждение. Мы просим установить контроль и строгий надзор над чеченскими кулаками, как сторонниками царизма».

Учитывая остроту создавшегося положения в Чечне, Коммунистическая партия вынуждена была пойти (как на временную меру) на замену в Чечне Советов ревкомами. Это было вызвано не только засилием в Советах кулацко-мулльской верхушки, но и пока слабым влиянием в массах парторганизации Чечни. Малочисленная (всего около 20 человек), не вышедшая еще из стадии организационного периода партийная организация Чечни пока не в состоянии была возглавить массы, чтобы преодолеть саботаж и произвол кулачества. Нужно было создать условия, при которых пробуждающаяся революционная инициатива бедноты получила бы свое дальнейшее развитие, а партийная организация — более благоприятную базу для своего роста. И партия приняла решение о временной замене исполкомов Советов Чечни революционными комитетами.

15 августа 1921 года вопрос об организации ревкомов в Чечне рассматривался на заседании пленума Кавказского бюро ЦК ВКП(б), где было решено «считать принципиально возможным переход от исполкомов к ревкомам, когда эта необходимость диктуется местными условиями». 10 сентября 1921 года исполкомы в Чечне были заменены ревкомами. В состав окружного ревкома вошли наиболее опытные революционные деятели Чечни О. Ахтаханов, Д. Акаев и др.

Большое политическое значение имело воззвание ревкома к «Трудовым чеченцам», принятое в связи с временным упразднением Чеченского исполкома. В нем разъяснялись причины этого акта и задачи ревкомов. Клеймя позором антинародную деятельность кулацко-мулльских элементов, воззвание указывало на то, что с первых дней установления Советской власти они стремились к подрыву единства трудящихся горцев с русскими рабочими и крестьянами. «Ложью и обманом, — говорилось в нем, — они думали направить нас на неверный путь, вернуть к старому строю. Но чеченская беднота осталась верна заветам погибших борцов и гнала прочь от себя всех этих лжешейхов, беков и прочую контрреволюционную сволочь».

Причиной, побудившей Совнарком Горской республики распустить исполкомы и ввести в Чечне власть ревкомов, отмечалось в обращении, явилось то, что большинство состава исполкома Чечни не оправдывало доверия и надежд своих избирателей. «Нет сомнения, — говорилось в обращении, — что Ваши враги, агенты царских генералов, все те, которые не потеряли еще надежду на возврат царизма, снова попытаются вызвать недоверие к ревкому. Излюбленным способом борьбы контрреволюции является провокация. Еще до прихода Советской власти агенты Деникина рассказывали всякий вздор про большевиков-коммунистов, о том, что с приходом их все имущество чеченцев будет реквизировано, мечети закрыты и проч. и проч. Но пришли коммунисты-большевики, и ничего подобного не было. Вы сами убедились, что те небылицы, что рассказывали в Чечне про коммунистов-большевиков, — одна ложь и неправда. И ту ложь и неправду ваши враги будут распространять про ревком.

Гоните прочь от себя этих наймитов Врангеля, не верьте им. Только одной заботой о защите интересов трудящихся Чечни вызвана организация ревкома. Революционный комитет Чечни ставит себе целью искоренение разбоев и грабежей и обеспечение… мирного труда… Чистка всех исполкомов от примазавшихся на местах к ним антинародных элементов и создание на местах действительных органов власти, облеченных доверием не кулаков, а трудящейся бедноты Чечни, является очередной задачей ревкома».

В общественно-экономических условиях того времени ревкомы давали больше возможности для развития революционной активности масс, чем Советы. В этом заключалось одно из своеобразий осуществления пролетарской диктатуры в Чечено-Ингушетии при проведении в жизнь ленинских принципов национальной политики.

Коммунисты Чечни развернули большую разъяснительную работу среди населения, стремясь оградить местные органы власти от проникновения туда во время новых выборов чуждых элементов. Под руководством ревкома в течение ноября и декабря 1921 года проходили выборы местных исполкомов Чечни, в которых до минимума сократилась кулацко-мулльская прослойка.

Введение власти ревкома в Чечне благотворно сказалось и на ходе выборов делегатов на II съезд Советов Горской республики. Так, если в 1920 году на съезд народов Терской области Чечня послала кулацкую по своему составу делегацию с преобладанием мулл (их было 43), то на II съезде Советов Горской республики, проходившем в январе 1922 года, чеченская делегация состояла преимущественно из представителей бедняков и середняков.

В начале января 1922 года окружной съезд Советов Чечни избрал новый состав исполкома, в который в основном вошли преданные Советской власти представители чеченского народа.

К лету 1922 года обстановка в Чечне и Ингушетии вновь осложнилась: активизировались антисоветские элементы, усилилось сопротивление социалистическим мероприятиям со стороны духовенства и кулацких слоев, оживившихся в условиях нэпа, широкое распространение получил уголовный бандитизм, поощряемый кулачеством, участились террористические акты против партийных, советских и комсомольских работников. Поэтому окружные исполкомы Чечни и Ингушетии к августу 1922 года вновь были заменены ревкомами. Они в основном состояли из коммунистов. Ревкомы Чечни и Ингушетии, возглавляемые коммунистами Исрапилом Курбановым и Юсупом Албогачиевым, проводили большую работу по активизации революционной инициативы масс и организации их борьбы с контрреволюционными вылазками бандитских элементов. Газета «Горская правда» писала, что под руководством парторганизации трудящиеся Ингушетии «сознательно выходят на борьбу с грабежами».

Энергичную борьбу против контрреволюционных вылазок реакционного кулачества и духовенства развернул и ревком Чечни. Председатель Чеченского ревкома И. Курбанов лично руководил операциями по борьбе с бандитизмом, взыскивал с кулачества скот, угнанный у бедноты, создавал на местах ревкомы из представителей бедноты. В результате этих мероприятий значительно росло влияние парторганизации на горские массы и, наоборот, падало влияние реакционного духовенства, возглавляемого шейхом Али Митаевым, который мечтал о создании шариатского государства в Чечне. Стараясь объединить все контрреволюционные силы Чечни для борьбы с Советской властью, он даже создал свои «шариатские» силы, чтобы терроризировать неугодных ему лиц.

Борьба с этой контрреволюционной группой затруднялась, так как ее в тот период можно было вести только с идейных позиций. Применение силы по отношению к Митаеву пока еще было преждевременным и могло быть неправильно истолковано отсталыми слоями трудящихся. Задача заключалась в том, чтобы конкретными делами, направленными на улучшение положения бедноты и обуздание кулачества, заставить Митаева и его клику саморазоблачиться в глазах народа.

Трудовые массы Чечено-Ингушетии все больше и активнее втягивались в политическую жизнь. В основной своей массе они уже не были слепым орудием в руках реакционных групп. Развивавшееся в них классовое самосознание давало о себе знать.

В условиях дальнейшего развития классового самосознания бедноты, роста ее революционной инициативы и активности в борьбе с классовыми врагами парторганизация поставила вопрос о выделении Чечни в самостоятельную автономную область. Теперь уже реакционные силы не смогли бы использовать автономию в своих целях. Наоборот, автономия делала Советскую власть наиболее понятной, родной и близкой трудящимся массам Чечни.

Предоставление автономии Чечне было лучшим средством упрочения союза трудящихся Чечни с русским пролетариатом, с рабочими и крестьянами всех народов страны.

Выдвигая вопрос об автономии Чечни, парторганизация исходила из необходимости дальнейшего развития революционных творческих сил чеченской бедноты.

30 ноября 1922 года декретом ВЦИК Чечня была выделена из состава Горской республики в самостоятельную автономную область. В связи с этим был назначен новый ревком Чечни во главе с Т. Эльдархановым. 4 января 1923 года постановлением Президиума ВЦИК РСФСР были определены границы Чеченской автономной области.

Согласно постановлению, в состав Чеченской автономной области дополнительно к той территории, которой она владела в составе Горской республики, были включены станицы Петропавловская, Горячеводская, Ильинская, Первомайская и хутор Сарахтинский Сунженского округа. В административном делении Чечня состояла из 7 округов: Гудермесского, Шалинского, Веденского, Надтеречного, Урус-Мартановского, Шатоевского, Сунженского и одного района — Петропавловского, Сунженский (казачий) округ был в составе ГАССР.

16 января 1923 года в селении Урус-Мартан при активном участии А. И. Микояна, К. Е. Ворошилова и С. М. Буденного состоялся съезд трудящихся Чечни, на котором была провозглашена Чеченская автономная область. В июле 1924 года состоялся I съезд Советов области2.

После образования Чеченской автономной области в составе Горской республики до 1924 года оставались только Осетия, Ингушетия и Сунженский (казачий) округ, так как национальную автономию получили также Кабарда, Балкария и Карачай.

ВЦИК РСФСР своим декретом от 7 июля 1924 года в целях более широкого вовлечения трудящихся масс в дело советского государственного управления упразднил Горскую АССР, образовав автономные области осетинского и ингушского народов.

10 августа 1924 года в селе Базоркино состоялся митинг посвященный объявлению советской автономии ингушского народа. Участники одобрили решение партии и правительства и выразили горячее желание добиться еще больших успехов в советском, хозяйственном и культурном строительстве.

В связи с выделением Ингушетии в самостоятельную автономную область сразу же был создан областной ревком во главе с И. Мальсаговым. В состав ревкома вошли С. Альдиев, Ю. Албогачиев, З. Мальсагов, И. Зязиков и др.

Таким образом, Горская АССР за короткий период своего существования, объединив экономические и политические ресурсы народов Терека и укрепив дружбу и сотрудничество между ними, в известной степени подготовила условия для создания национальных автономий горских народов — чеченцев, ингушей, осетин, кабардинцев, балкарцев и карачаевцев.

Это была крупная победа ленинских принципов национальной политики Коммунистической партии.

Примечания:

1 Имеются в виду Горская и Дагестанская автономные республики.

2 С апреля 1920 года до июля 1924 года в Чечне попеременно функционировали Ревкомы и Советы. Лишь с июля 1924 года Советы окончательно утвердились как органы власти.


Источник:
Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т.II. Грозный, 1967. Стр. 85 — 93.

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SEO Community Ваау! News2.ru Korica SMI2 Google Bookmarks Digg I.ua Закладки Yandex Linkstore Myscoop Ru-marks Webmarks Ruspace Web-zakladka Zakladok.net Reddit delicious Technorati Slashdot Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong

Комментарии

Оставьте свой отзыв!