Победа Великой Октябрьской социалистической революции и борьба за Советскую власть | Ингушетия.инфо

Победа Великой Октябрьской социалистической революции и борьба за Советскую власть

7 ноября (25 октября) 1917 года в России победила социалистическая революция, положившая начало новой эры в истории человечества. Пролетариат России в союзе с беднейшим крестьянством сверг власть капиталистов и помещиков и установил диктатуру пролетариата. Советская власть победила в центре страны, а затем и на ее окраинах.

II Всероссийский съезд Советов, открывшийся 25 октября, утвердил декреты о мире, земле и принял постановление об образовании Советского правительства — Совета Народных Комиссаров во главе с В. И. Лениным.

Огромную роль в развертывании социалистической революции на окраинах страны сыграли законодательные акты Советской власти по национальному вопросу. 15 (2) ноября 1917 года была опубликована «Декларация прав народов России». В ней провозглашалось равенство и суверенность народов, отмена всех национально-религиозных привилегий и ограничений, право наций на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств.

Неоценимое значение в сближении народов Востока с русским пролетариатом имело обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока» от 3 декабря (20 ноября) 1917 года. «Отныне ваши верования и обычаи, — говорилось в нем,— ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно».

Ленинская национальная политика обеспечивала полное доверие всех народов России к русским и их солидарность в борьбе за общее дело.

Весть о победе пролетарской революции в центре страны, несмотря на все препятствия, чинимые меньшевиками и эсерами, дошла до трудящихся Кавказа в тот же день (то есть 25 октября) и вызвала всеобщее ликование.

Меньшевики и эсеры после неудавшейся попытки скрыть от народа сообщение о революции в центре выступили с призывами о непризнании власти Советов и борьбе с ней. Они шли в ногу с контрреволюцией. Председатель Терского областного Совета рабочих и солдатских депутатов эсер Мамулов в телеграмме на имя Порт-Петровского Совета требовал: «Бороться против большевистского течения. Если у вас необходимо занять телеграф воинскими частями, то следует это сделать».

Несмотря на все происки меньшевиков и эсеров, в первые дни революции Владикавказский и Грозненский Советы депутатов трудящихся приняли большевистские резолюции, приветствовавшие Великую Октябрьскую социалистическую революцию и одобрявшие переход всей власти в стране в руки Советов.

15 (2) ноября 1917 года на расширенном заседании Грозненского Совета выступил вернувшийся из Петрограда делегат VI съезда РСДРП (б) и II съезда Советов, участник вооруженного восстания в Петрограде Николай Андреевич Анисимов. Вопреки сопротивлению меньшевиков и эсеров, по докладу Анисимова о победе Великой Октябрьской социалистической революции была принята резолюция о полном признании Советской власти и твердой решимости защищать ее и все завоевания революции. В резолюции говорилось: «Собрание вполне доверяет Петроградскому Совету депутатов трудящихся и по первому его зову готово выступить с оружием в руках на защиту революции и Советов».

Переход власти к Советам приветствовал и Грозненский гарнизон. Солдаты, клеймя позором Временное правительство, предательски открывающее немцам путь ;на Петроград, выразили твердую решимость встать на защиту завоеваний Октября. «Такое правительство предателей не должно быть правительством Российской демократической республики, и место такому правительству в Петропавловской крепости… По первому зову истинных представителей трудящихся мы все, как один, станем на защиту Советов трудящихся, солдатских и крестьянских депутатов», — подчеркивалось в солдатской резолюции.

Власть Советов признал и Владикавказский гарнизон.

17 (4) ноября Владикавказский Совет, заслушав доклад С. М. Кирова, также принял большевистскую резолюцию о признании Советской власти и заверил Советское правительство в своей преданности.

Таким образом, в первые же дни революции власть Совета Народных Комиссаров на Тереке признали Советы и гарнизоны, перешедшие на сторону социалистической революции. Однако этих сил было недостаточно для установления Советской власти в области. Кроме того, среди членов Кавказского краевого комитета партии не было единого мнения по вопросу о вооруженном восстании. Большинство считало, что власть можно будет взять мирным путем, путем завоевания большинства в Советах.

Большевики Грозного пытались взять на себя инициативу по организации вооруженного восстания. С этой целью из рабочих и солдат была выделена делегация во главе с Н. Анисимовым. Делегация побывала в гарнизоне Порт-Петровска, где Анисимов 20 (7) ноября 1917 года выступил в Совете солдатских депутатов. Он сделал доклад о революции и сообщил, что грозненские рабочие и солдаты признали власть Советов. С такой же миссией делегация побывала в гарнизонах Баку и Тифлиса. Однако инициатива грозненских большевиков не дала положительного результата, так как не была поддержана ни на местах, ни Кавказским краевым комитетом партии.

В этой связи необходимо сказать о том, что борьба за победу пролетарской революции на Северном Кавказе имела свои особенности и трудности, обусловившие ее более ожесточенный и затяжной характер

Контрреволюция, потерпев полное поражение в центре России, стала концентрировать и активизировать свои силы на окраинах страны, и в частности на Тереке. Ее выбор пал на Терскую область не случайно. Малочисленность пролетариата, межнациональная рознь, наличие контрреволюционного зажиточного казачества и национальной буржуазии создавали «социально- экономическую основу для русской Вандеи»1.

Обстановка осложнялась также из-за невежества масс и живучести среди горцев религиозно фанатизма, создававшего благоприятную почву для контрреволюционной деятельности духовенства.

Трудности борьбы за власть Советов усугублялись и тем, что, с одной стороны, большевистская организация на территории края была сравнительно малочисленна, с другой — часть рабочих области все еще находилась под влиянием меньшевиков и эсеров.

В такой обстановке буржуазно-националистическая контрреволюция совместно с российской создает свои правительства. Еще в октябре 1917 года горские и казачьи эксплуататорские верхи, объединившись, создали Юго-Восточный Союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей. Вдохновителями и организаторами Юго-Восточного Союза были лидеры кадетской партии Милюков, Гучков и генералы Каледин и Алексеев. Они стремились установить связи с иностранными империалистами и добиться отделения Северного Кавказа от России. Ставя во главу угла своей политики борьбу против социалистической революции, руководители Юго-Восточного Союза прикрывались демагогическими заявлениями о том, что целью Союза является сохранение всех вольностей, которыми располагали якобы казачество и горцы до революции.

6 ноября 1917 года на объединенном заседании глав Войскового правительства и членов центрального комитета Союза горцев Кавказа была официально поделена власть. В постановлении говорилось: «Всю полноту местной государственной власти признать принадлежащей на территории Союза горцев Кавказа съезду делегатов и Центральному Комитету горцев Кавказа, а на территории Терского казачьего войска — Войсковому кругу и Войсковому правительству войска Терского…»

Для консолидации контрреволюционных сил Терека и Дагестана в борьбе против социалистической революции 1 декабря 1917 года образовалось объединенное Терско-Дагестанское правительство, вошедшее в Юго-Восточный Союз. В состав правительства вошли представители самой крупной казачьей и горской знати — Караулов, Чермоев, Коцев, Джабагиев, Капланов, генерал Голощапов и др. Военной силой, на которую опиралось Терско-Дагестанское правительство, были казачьи войска и отдельные части «дикой дивизии» под командованием генерала Половцева.

Однако, несмотря на все усилия контрреволюции, и это правительство не в состоянии было справиться с ростом революционного движения. Не дали желаемых результатов ни репрессии, ни аресты, ни другие действия, направленные против большевиков и Советов.

Тогда контрреволюция прибегла к провокациям и разжиганию межнациональной вражды. Было спровоцировано столкновение между казаками Сунженской линии и горцами. Оно вылилось в многодневную братоубийственную борьбу, которая принесла много жертв и лишений обеим сторонам.

В это же время казачье-горская контрреволюция стягивала свои силы к Грозному, готовя разгром большевиков и Советов. Одновременно она распространяла слухи о том, что большевики якобы готовятся выступить против чеченцев и казаков, чтобы истребить первых и отнять земли у вторых. Меньшевики и эсеры откровенно приняли сторону контрреволюции. Большую помощь контрреволюции оказывало Закавказское меньшевистское правительство, снабжавшее ее оружием и боеприпасами.

В условиях активизировавшейся деятельности контрреволюции Грозненский партийный комитет принял меры по организации и приведению в мобилизационную готовность революционных сил. Для руководства ими при Грозненском Совете был создан Военно-революционный комитет под председательством Н. А. Анисимова. Этот комитет приступил к организации рабочих дружин и отрядов Красной гвардии.

Владикавказский и Грозненский Советы большое внимание уделили вопросу ликвидации межнациональных столкновений между казаками и ингушами, ингушами и осетинами, казаками и чеченцами.

Разумеется, это не входило в расчеты казачье-горской контрреволюции, и она приняла все меры, чтобы пламя межнациональной вражды не затухало.

Чтобы облегчить разгром Грозненского Совета рабочих, солдатских и казачьих депутатов и Грозненской парторганизации, руководители казачье-горской контрреволюции Караулов и Чермоев в ноябре 1917 года предъявили Совету ультиматум о разоружении рабочих и расформировании революционно настроенного 111-го пехотного полка, являвшегося опорой революционных сил Совета.

Под нажимом меньшевиков и эсеров Грозненский Совет принял ошибочное постановление о выводе из Грозного 111-го полка. Грозный оказался во власти контрреволюции и белого террора. При поддержке командования Кавказской армии и контрреволюционеров Закавказья и Северного Кавказа казачьи войска Караулова и части бывшей «дикой дивизии» разгромили Грозненский Совет и все рабочие организации, разоружили Красную гвардию, над рабочими учинили расправу. Грозненский Совет прекратил свое существование.

Контрреволюционеры свирепствовали, они разогнали Советы в Хасав-Юрте и разоружили гарнизон в Ведено.

В ночь на 31 декабря 1917 года был разгромлен Владикавказский Совет и арестованы члены его президиума Н. Буачидзе и М. Орахелашвили. Тогда же подвергся разгрому Владикавказский партийный комитет. С. М. Киров, случайно избежавший ареста, выехал в Пятигорск, который становился центром подготовки сил защиты революции на Тереке.

Большевики Грозного, уйдя в подполье, сохранили свою организацию и продолжали вести большую работу по сплочению масс на борьбу против контрреволюции. В конце ноября был избран новый состав партийного комитета во главе с С. И. Тымчуком. Большевики шли в горские аулы и казачьи станицы, разъясняли народу истинное положение вещей, внушали, что большевики дружественно относятся к трудящимся всех национальностей.

Партийные организации Северо-Кавказского края оказывали действенную помощь грозненским рабочим в борьбе против черных сил реакции. По решению И краевого съезда Кавказской армии, состоявшегося в Тифлисе в декабре 1917 года, в Грозный были направлены революционно настроенные части Кавказской армии и матросы Каспийской флотилии. С их помощью грозненские рабочие разбили вооруженные силы контрреволюции и изгнали их из Грозного.

Для подготовки перехода всей власти к Советам и окончательного разгрома контрреволюции 31 декабря 1917 года в Грозном был создан окружной Военно-революционный комитет во главе с Г. 3. Иоаннисиани. Он организбвывал силы для борьбы с контрреволюцией. На промыслах и заводах рабочие создавали боевые дружины. Были сформированы две роты, явившиеся ядром первого Грозненского полка Красной Армии. Налаживалась нормальная работа Грозненского Совета и промышленных предприятий.

Но и контрреволюция собирала свои силы. Шейхи и муллы также развили бурную контрреволюционную деятельность, стали создавать отряды из мюридов и одновременно активнее участвовать в работе «национальных Советов».

В начале января 1918 года в селении Шали было созвано совещание чеченских верхов с офицерами «дикой дивизии», которое приняло решение о формировании новых сил контрреволюции. А 15 января 1918 года на съезде в Урус-Мартане был создан новый Чеченский национальный Совет под председательством А. Мутушева. В состав Совета вошли шейхи, муллы, кулаки и помещики, такие как И. Чуликов и др. Резиденцией Совета был аул Старые Атаги.

Ярые враги Советской власти шейхи Дени Арсанов, Али Митаев, Юсуп-Хаджи Кошкельдынский, а также дагестанские шейхи Н. Гоцинский, Абдул-Вагап-Хаджи Аксайский и Узун-Хаджи всеми силами боролись против большевиков. Играя на религиозных чувствах отсталой части горского населения, Узун-Хаджи настраивал народ против русских.

Надо было сорвать замыслы шейхов и мулл, разоблачить их контрреволюционную агитацию. С этой целью Грозненская партийная организация направила на промыслы и заводы Грозного, в станицы и аулы группу коммунистов. В их числе были Н. Ф. Гикало, Г. 3. Иоаннисиани, С. С. Бутенко, И. М. Зейликович, А. Т. Галенская, С. И. Тымчук, Ф. Е. Палий, К. П. Тумбинский, Д. Т. Хохлов, Я. В. Мальцев и др. Они провели большую разъяснительную работу среди трудящихся.

В усилении большевистской агитации и пропаганды среди населения большую роль сыграла печать. В 1918 году в Чечне и Ингушетии большой популярностью пользовались газеты «Правда», «Известия», «Бакинский рабочий», «Народная власть» (орган Терского Совета Народных Комиссаров), «Революционный горец», «Коммунист», «Известия Грозненского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» и др. Они пробуждали политическое сознание горских масс.

В далекие аулы газеты доставляли на арбах. Развозчики газет одновременно являлись и страстными агитаторами. На родном языке они не только передавали содержание написанного, но и доходчиво разъясняли политику Советской власти, ее цели и задачи.

Один из таких развозчиков писал: «Нагрузив свою арбу несколькими тысячами экземпляров газеты… я утром выехал из города… я бросал каждому встречному номер газеты, который те с жадностью хватали… Счастливы были те.: среди которых находился грамотный. К этому счастливцу бежали все, оставляя арбы на произвол… «Это наша газета, кто ее пишет?» Я объяснял, что у горской бедноты, которая долгие годы изнывала в полурабстве и тьме, нашлись защитники, которые хотят вывести на верный и светлый путь свободы… Во всех селах и аулах меня положительно осаждали вопросами и расспросами… Я пояснял, что большевики только и думают, как улучшить положение бедных людей, что они за этот бедный народ сидели в тюрьмах, шли в Сибирь и на каторгу, под расстрелы и на виселицу… Я указывал на массу примеров и мероприятий Советской власти для улучшения жизни горской бедноты… «Привозите почаще газеты», — кричали мне, когда я, раздав все, что было у меня, ехал обратно в город».

Огромную роль в борьбе за победу Советской власти сыграла публикация в местных органах печати решений партии и правительства, а также статей, речей и докладов В. И. Ленина.

Напуганная ростом революционного движения, контрреволюция вновь обращается к своему испытанному методу — провокации. Она тонко плетет паутину межнациональной вражды, натравливая один народ на другой. Вся Терская область оказалась охваченной пламенем межнациональной войны.

В эту контрреволюционную авантюру были втянуты почти все пароды Терека. Кровавые столкновения происходили в Грозном, Владикавказе, Воздвиженской, Хасав-Юрте и других местах.

Положение в области было тяжелым: грозненские нефтяные промыслы не работали, телефонные, телеграфные и железнодорожные линии были разрушены.

В такой напряженной обстановке 25 января 1918 года в Моздоке по инициативе контрреволюционного казачье-крестьянского совета собрался съезд народов Терской области. Верхи казачества ставили целью использовать съезд для того, чтобы санкционировать войну против чеченцев и ингушей и втянуть в нее народы Терека. На съезде были представлены все народы Терской области, за исключением чеченцев и ингушей.

Несмотря на свою малочисленность, большевики сумели занять на съезде ведущее положение. Создав «Социалистический блок» во главе с С. М. Кировым и Н. Буачидзе, они объединили в нем все демократические элементы и откололи от верхов беднейшую часть казачества.

Большевики направили свои усилия на объединение всех народов Терека, на создание единого фронта трудовых казаков, горцев и иногородних. «Если вы не пойдете единым фронтом, — говорил С. М. Киров на съезде, — то мы все погибли… Наша задача — объединение, объединение и объединение».

Съезд принял важные решения, направленные на укрепление завоеваний революции, на срыв контрреволюционных замыслов казачьего офицерства и установление мира в области. Была избрана делегация, которая должна была немедленно добиться прекращения военных действий.

По предложению С. М. Кирова съезд принял директивы о разрешении земельного, национального, рабочего вопросов, а также постановления об организации власти в области. Был избран временный Терский народный Совет во главе с Н. Буачидзе, Ю. Пашковским и др.

Моздокский съезд явился важным шагом на пути к провозглашению Советской власти в Терской области. На основании решения Моздокского съезда 16 февраля 1918 года в Пятигорске была созвана 2-я сессия Терского народного Совета.

Благодаря огромной работе, проделанной большевиками по сплочению всех демократических сил, удалось добиться присутствия на съезде представителей всех народов Терской области.

Преодолев большие препятствия, чечено-ингушская делегация во главе с А. Шериповым и Г. Ахриевым в обход казачьих станиц 23 февраля прибыла на съезд. В приветственной речи, обращенной к представителям Чечни и Ингушетии, С. М. Киров сказал: «Мы знаем, что наши враги теперь мобилизуют все силы, ибо теперь для них настанет смертельная минута опасности, они видят, что мы вышли на торную и верную дорогу строительства нашей жизни… Но мы знаем, что раз наша семья стала полной, то ни бури извне, ни ветры, поднимающиеся изнутри, нам не страшны».

Когда же съезд приступил к разрешению вопросов о власти и земле, делегаты съезда натолкнулись на упорное сопротивление зажиточной части казачьих делегатов.

По вопросу о власти и земле на съезде выступили и представители Чечни и Ингушетии. «Теперь у нас определенное течение, — заявил А. Шерипов, —- землю должны получить трудящиеся на ней, без различия племени и религии. Главный вопрос для нас — земельный, а Совет Народных Комиссаров решает его именно так, как мы хотим. И не только на бумаге, но на деле, мы думаем, что декреты Совета Народных Комиссаров не встретят возражений и препятствий среди чеченского народа».

Представитель ингушской делегации Гапур Ахриев заверил съезд, что ингуши окажут «самую крепкую и мощную поддержку даже реальными силами. И если будет нужно, ингушский народ не пожалеет крови своей для того, чтобы осуществить общее желание трудового народа — скорее разрешить вопрос о земельной нужде».

По земельному вопросу подавляющим большинством голосов было принято решение в духе декрета II Всероссийского съезда Советов и Закона о социализации земли.

По вопросу о признании власти Совета Народных Комиссаров Асланбек Шерипов заявил: «Мы в национальном Совете обсуждали вопрос о власти Совета Народных Комиссаров и пришли к заключению, что она, безусловно, будет признана чеченским народом». Меньшевики и эсеры выступили против признания Советской власти, но съезд большинством голосов (220 при 22 против и 44 воздержавшихся) 4 марта 1918 года принял предложение большевиков.

В связи с тем, что на Тереке вновь вспыхнула межнациональная рознь, съезд переехал из Пятигорска в центр области — город Владикавказ, где продолжил свою работу. Съезд избрал органы власти — Терский народный Совет во главе с Ю. Пашковским и Совет Народных Комиссаров под председательством Н. Буачидзе. В состав Терского народного Совета вошли С. М. Киров, Я. Бутырин, Ю. Фигатнер и др. Комиссаром по национальным делам был назначен Гапур Ахриев. Впоследствии его на этом посту сменил Асланбек Шерипов. Все народы Терека делегировали в Совет своих представителей. В чеченскую фракцию народного Совета вошли А. Шерипов, Т. Эльдарханов, А. Гайеумов, А. Хамзатов, Я. Арсанов, Г. Гериханов и др.; в ингушскую — Г. Ахриев, С. Альдиев, 3. Тутаев.

В телеграмме, посланной В. И. Ленину 17 марта 1918 года, сообщалось, что «съезд народов постановил признать власть Совета Народных Комиссаров и поручил президиуму съезда приветствовать Совет».

Так, в марте 1918 года волей трудовых народов, руководимых большевиками, на Тереке была установлена Советская власть.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Русская революция и гражданская война. Полн. собр. соч. Т. 34, стр. 219.

Источник:
Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т.II. Грозный, 1967. Стр. 20 — 29.

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SEO Community Ваау! News2.ru Korica SMI2 Google Bookmarks Digg I.ua Закладки Yandex Linkstore Myscoop Ru-marks Webmarks Ruspace Web-zakladka Zakladok.net Reddit delicious Technorati Slashdot Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong

Комментарии

Оставьте свой отзыв!