Ландшафтные особенности аридных котловин Чечено-Ингушетии | Ингушетия.инфо

Ландшафтные особенности аридных котловин Чечено-Ингушетии

Среди внутригорных котловин Чечено-Ингушетии природным своеобразием выделяются аридные котловины. Под ними понимаются котловины с ландшафтами, формирующимися в условиях сухого и сравнительно теплого климата. В специфических условиях «дождевой» или «барьерной тени» (по выражениям Г. С. Леонтьева [12, с. 272] и А. И. Яунпутнинь[21, с. 96]) находится значительная площадь аридных котловин. Поэтому на их общем ландшафтном фоне отчетливо представлены ксероморфные природные комплексы, что совершенно не характерно для других внутригорных котловин.

Аридные котловины (Джейрахская, Таргимская, Галанчож-ская, Итум-Калинская, Шаройская) и примыкающие к ним продольные долины приурочены к Северо-Юрской депрессии. На севере они ограничены Скалистым хребтом, с юга — отрогами Бокового хребта, на западе и востоке — поперечными средневысотными водоразделами.

Краткие замечания о природе описываемых котловин встречаются еще у дореволюционных натуралистов и путешественников [8, 9, 10, 15]. Более подробные и разносторонние материалы содержатся в работах ряда советских исследователей |2, 3, 4, 5, 6, 7, 17, 18]. В них, как правило, охарактеризованы отдельные компоненты природы некоторых из рассматриваемых котловин. Однако приведенного в этих работах материала явно не достаточно даже для общего покомпонентного описания всех интересующих нас территорий, не говоря уже об их комплексной (ландшафтной) характеристике и выявлении места аридных котловин в классификации ландшафтов горных стран.

Начиная с 1976 года нами проводились комплексные физико-географические исследования аридных котловин. Главное внимание при этом уделялось изучению природных комплексов «дождевых теней».

В геоморфологическом отношении аридные котловины представляют котловинообразные расширения долин рек. соответствующие среднегорным эрозионно-тектоническим депрессиям. Днища котловин выполнены четвертичными валунно-галечниковыми отложениями, прикрытыми маломощным песчано-глинистым аллювием или почвенным слоем. Дно относительно плоское, ровное, часто изрезано рукавами и протоками. Общий уклон поверхности наблюдается вниз по течению пересекающих котловины рек. На дне котловин обычно представлены пойменные луговые и лесо-кустарнико-вые ландшафты. Реже имеют место фрагменты полупустынных и степных природных комплексов.

Наибольшего внимания с точки зрения пространственной дифференциации ландшафтов заслуживают склоны, окаймляющие аридные котловины. Сложены они среднеюрскими глинами, глинистыми сланцами и песчаниками — породами, довольно легко поддающимися разрушению. Возникновение внутри-горных котловин связано именно с размыванием и выносом таких отложений.

Склоны, составляющие борт котловин, расчленены ущельями многих рек и временных водотоков. Это создает известную экспозиционную пестроту и неоднородность рельефа, что проявляется в ландшафтно-климатических различиях противолежащих склонов. Так, на южных и смежных склонах котловин преобладают аридные и полуаридные комплексы. Господство горно-лесных и горно-луговых ландшафтов наблюдается на соседних северных и западных склонах.

Боковые притоки главных рек образуют продольные долины, постепенно расширяющиеся по направлению к внутригорным котловинам. Подветренный и наветренный склоны долин также резко контрастируют. Первый из них находится в «дождевой тени», засушлив, с избытком прогревается солнечными лучами. Второй склон менее освещен и обильно увлажнен осадками.

Общие физико-географические особенности аридных котловин и продольных долин зависят от степени климатического влияния окружающих горных барьеров. Их основные функции в данном случае выполняют Скалистый и Боковой хребты. Особенно велика роль Скалистого хребта, лежащего на пути движения северо-западных и северных влагоносных масс. Его орографические особенности (разная абсолютная высота и часто меняющаяся ориентировка по отношению к дожденосным ветрам, изрезанность сквозными ущельями) неодинаково сказываются на регулировании механизма увлажнения отдельных аридных котловин.

Определенную роль выполняют Боковой и другие хребты, защищающие котловины от менее влагоносных воздушных масс.

Ф. А. Максютов [13, с. 38—39] разработал классификацию горных барьеров. Согласно его концепции, Скалистый хребет можно отнести к «барьерам полным» и, отчасти, к «барьерам неполным». Боковой хребет, целиком задерживающий влагу на наветренном склоне, является «односторонним барьером».

Климат аридных склонов котловин можно охарактеризовать по данным кратковременных наблюдений на метеостанциях Чми (абс. выc. 920 м), Бейни (абс. выc. 1600 м), Пуй (абс. выc. 1127 м) и Хойская казарма (абс. выc. 1615 м).

Среднегодовое количество осадков для этих пунктов составляет 351—579 мм, а среднегодовая температура воздуха варьирует в пределах 7,3—9,6°С. Исключительная сухость воздуха, большое количество солнечных дней в году, малая облачность и незначительное число дней с туманами и осадками характерны аридному климату «дождевых теней» [1, 12].

Специфичная климатическая ситуация способствует формированию оригинального почвенно-растительного покрова и животного мира. В структуре почвенного покрова «теней» заметное положение занимают горно-степные почвы каштанового и черноземного типа. Они чередуются или залегают комплексно с менее распространенными горными лугово-степнымн и слаборазвитыми, трудно классифицируемыми почвами наподобие светло-каштановых. Все эти почвы маломощны, слабо дифференцированы на горизонты, очень защебнены грубообломочным материалом и в различной степени карбонатны.

Почвам аридных склонов соответствует ксерофитная растительность: колючекустарниковая, шибляковая, фриганоидная, степная и в несколько увлажненных местах лугово-степная [5, 6, 7, 18].

Животный мир богат представителями засушливы,х и солнечных местообитаний. В «дождевых тенях» распространены многие виды пресмыкающихся, млекопитающих, птиц, чешуекрылых и даже паукообразных, населяющие ландшафты горных степей и полупустынь [3, 4, 8, 11, 14, 16, 19].

Анализ общих природный особенностей аридных котловин свидетельствует о целесообразности выделения в среднегорном ярусе Чечено-Ингушетии полупустынно-степной высотной зоны с серией фрагментарно выраженных горных поясов — полупустынного, степного и лугово-степного. В среднегорном подклассе ландшафтов соответственно следует вычленить полупустынный, степной и лугово-степной тины.

Наиболее типичным примером для подтверждения вышеизложенного может служить Джейрахская аридная котловина. В пределах этой котловины и правобережного склона продольной долины р. Армхи весьма хорошо выражены все высотные пояса и ландшафты полупустынно-степной зоны.

Последовательная смена ландшафтных поясов происходит по мере увеличения абсолютной высоты. Нижний пояс (дно котловины и прилегающие склоны) представлен ландшафтом горно-полупустынного типа. Топографически выше доминируют подтипы ландшафтов горно-степного пояса. Верхний пояс рассматриваемой зоны составляют подтипы лугово-степных ландшафтов.

Горно-полупустынный ландшафт (от 800 до 900—1000 м) подтипами не представлен. При остром недостатке влаги (осадков <350 мм в год) на аллювиальных наносах днища котловин и прилегающих склонах, выполненных глинистыми сланцами, формируются слаборазвитые почвы наподобие светло-каштановых. К ним приурочены колючекустарниковые и фриганоидные заросли из астрагала обнаженного, крушины Палласа, барбариса обыкновенного. Среди сухостепных травянистых видов особо заметны шалфей Кузнецова, дубровник восточный, подмаренник настоящий, а также полевая и ромашколистная полыни. Полупустынные стации населяют светлый хорек, малая белозубка, закавказский полоз, медянка австрийская и прыткая ящерица [4, 11, 19]. На каменистых склонах попадаются кавказские скорпионы [8, 14], типичные представители засушливых местообитаний. Из обитающих здесь птиц наиболее характерны кавказский хохлатый жаворонок и черноголовая овсянка [3, 4].

Горно-степной ландшафт включает сукостепной и собственно степной подтипы.

Первый подтип (от 900 до 1000, иногда до 1800 ) характеризуется недостаточным годовым увлажнением — примерно 350— 500 мм осадков. Горно-каштановые почвы залегают на глинистых сланцах и песчаниках. Растительный фон составляют бородачевые степи. Сухостепные склоны у селений Фуртаут и Эзьми, согласно Л. Б. Бёме [3], населены хомячком серым, горной лесной мышью и, вероятно, полевкой обыкновенной. Орнитофауна сухостепной стации представлена многими видами — воробей каменный, пестрый каменный дрозд, горная и садовая овсянки [3, 4]. Немало форм чешуекрылых приведено М. А. Рябовым [16] для аридных склонов. Это и южная степная желтушка, желтая бабочка, исчерченная и земляная совки, сатир настоящий, голубянки.

Ландшафты второго подтипа (от 1000 до 1300 м) представлены реже и по преимуществу на обращенном к долине Терека юго-западном склоне Скалистого хребта. Эта часть макросклона выполнена песчаниково-алевролитовыми отложениями. В условиях периодического дефицита влаги (около 500—600 мм в год) под покровом ковыльно-низкоосоковых и типчаково-ковыльных степей (5, 18] сформированы маломощные горные черноземы.

Фауна горных черноземных степей носит отчетливый отпечаток соседних природных поясов. Согласно имеющимся сведениям [4, 11, 19], помимо бурозубки Сатунина, домовой мыши и мыши-малютки здесь обнаружены веретенница ломкая, луговая и грузинская ящерицы. Из птиц гнездятся лесной жаворонок, луговый чекан.

Горный лугово-степной ландшафт также включает два подтипа. Лугово-степной подтип (от 1300 до 1500 м) имеет песчакиково-сланцевую литогенную основу. Величина атмосферного увлажнения колеблется в пределах 600—650 мм осадков в год. Почвенно-растительный покров отличается переходным обликом. Под осоково-полынно-разнотравными формациями сформированы горные лугово-степные почвы. Из птиц обитают кеклик, клушица, иранская пеночка, пестрый каменный дрозд — луговые и степные виды.

Луговый остепненный подтип (от 1500 до 1600 м и выше) характеризуется повышенным годовым увлажнением (650—700 мм) и по особенностям почв, растительного и животного мира близок к горно-луговым ландшафтам.

По существу этот природный комплекс — остепненный вариант горно-лугового ландшафта. Однако вследствие продолжительного антропогенного воздействия произошел коренной сдвиг эволюции в сторону формирования степного комплекса. В настоящее время сохранились и даже усилились способствующие этому причины.

В бассейне верховьев Ассы ксероморфные ландшафты выражены на южном макросклоне Скалистого хребта в продольных долинах Галга-чи, Тхаба-хро, в правобережье Гулой-хи и на склонах Таргимской котловины.

Особенности их пространственной дифференциации определяются прежде всего орографическими и вытекающими из них причинами. Скалистый хребет и здесь продолжает выполнять роль «дождевого барьера», сохраняя прежнее широтное протяжение почти без изменения абсолютной высоты. В отличие от района Армхи Скалистый хребет прорезается здесь сквозным поперечным ущельем. Вследствие этого склоны, прилегающие к нему, либо к Боковому хребту, испытывают сравнительно повышенное атмосферное увлажнение (579 мм осадков в год с летне-весенним максимумом, относительная влажность воздуха — 69% ).

Однако физико-географический анализ показал, что по набору типов и подтипов ксероморфные ландшафты бассейнов Армхи и Ассы в общем-то аналогичны. Можно констатировать лишь неодинаковое их пространственное распределение. В частности, из-за притока дополнительного количества атмосферной влаги через ущелье Скалистого хребта в верховьях Ассы менее выражены ландшафты горных полупустынь. С другой стороны шире, чем в бассейне Армхи представлены лугово-степные комплексы. Общая площадь аридной территории здесь также значительна.

Бассейн р. Гехи характеризуется наименьшим распространением ландшафтов «дождевых теней». Скалистый хребет здесь гораздо ниже, чем на отрезках бассейнов Армхи и Ассы. К тому же он сильно изрезан сквозными ущельями, неодинаково ориентирован. Вследствие этого подветренные склоны часто оказываются в условиях повышенного увлажнения. Горно-полупустынный пояс поэтому совсем выпадает из спектра высотной зональности. Значительно сужен и фрагментарно представлен горно-степной пояс. Хуже и весьма расплывчато выражены составляющие этот пояс сухостепной и собственно степной подтипы горно-степного ландшафта. В то же время хорошо прослеживаются доминирующие в «дождевых тенях» бассейна оба подтипа пояса полуаридных лугово-степных ландшафтов.

На отрезке бассейна р. Аргун Скалистый хребет выдерживает общекавказское направление и дважды пересекается сквозными ущельями Чанты и Шаро-Аргуна. Главной его орографической особенностью является чередование неодинаковых по строению участков — повышенных (свыше 2000 м) с отчетливой куэстовидной формой и пониженных (ниже 1500 м) с сильно затронутым эрозией рельефом. Такое строение благоприятствует, либо, наоборот, затрудняет проникновение к югу дожденосных масс, чем обусловливается различное увлажнение примыкающей территории. Как следствие этого на относительно небольшой площади южного макросклона подчас наблюдается необычайная ландшафтная пестрота и контрастность: горные луговые и лесные ландшафты соседствуют с лугово-степными, степными и полупустынными.

Другой природной особенностью бассейна Аргуна является наличие ксероморфных ландшафтов вне сферы преградного воздействия Скалистого хребта. В таких случаях их существование обусловлено барьерным эффектом наиболее высоких хребтов Североюрской депрессии или системы Бокового хребта.

Так как по особенностям спектра высотной зональности и набору ландшафтов «дождевые тени» бассейнов Армхи и Аргуна в целом аналогичны, то вкратце остановимся лишь на характеристике ландшафтных поясов, расположенных вне сферы защитного воздействия Скалистого хребта.

В первом случае абсолютные высоты пояса, протягивающегося близ с. Басхой в ущелье Чанты-Аргуна, находятся в пределах 850— 950 м. На южном склоне крутизной 30?, сложенном среднеюрскими аргиллитами, пятнами среди обнажений и скал залегают почвы светло-каштанового типа с очень защебненным и незначительным но мощности профилем. Травянистый покров сильно изрежен: встречаются дубровник белый и обыкновенный, полынь горькая, костер береговой, овсяница бороздчатая, очиток кавказский, ковыли. На выходах скальных пород произрастают колючие астрагалы. Во втором случае ландшафтный пояс выражен узкой полосой близ селения Пого в ущелье Майсты на абсолютной высоте 1700— 1750 м, юго-восточный склон поперечного отрога системы Бокового хребта, крутизна 35°. Сложен нижнеюрскими темно-серыми плитчатыми сланцами. Горно-каштановые почвы маломощны, профиль их неясно дифференцирован и обильно усеян грубыми обломками пород. В травостое горной степи особо выделяются мятлик бесплодный, скабиоза бледно-желтая, тимофеевка степная, чистец остроча-шечковый, незабудка душистая, очиток супротиволистный.

Ландшафтные особенности аридных котловин могут быть как общего, так и частного характера. Общие особенности свойственны всем котловинам. Они проявляются в принципиальном сходстве условий аридного ландшафтообразования. Частные особенности характерны каждой отдельно взятой котловине и находят выражение в отличиях в спектре высотной зональности, в структур ксероморфных ландшафтов и их пространственном распределении. Эти особенности определены влиянием местных факторов, напри мер, усложняющим воздействием мезорельефа, особенностями горных барьеров и конфигурации котловин.

Литература

1. Агибалова В. В. Климатические районы бассейна верхнего Терека. — кн.: Материалы Кавказской экспедиции. Т. 3. Харьков, 1961, с. 161 —178.

2. Акимцев В. В. Почвы Малой Чечни. — Труды Северо-Кавказской ассоциации научно-исследовательских институтов. Вып. 1, № 32, Ростов-на-Дону 1928. 58 с.

3. Бёме Л. Б. Птицы Северной Осетии и Иигушии. — Ученые записки Северо-Кавказского института краеведения. Т. 1, Владикавказ, 1926, с. 175—271

4. Бёме Л. Б. Общий обзор условии обитания животных в Горной Ингушии и краткий очерк ее фауны птиц. — Известия Ингушского научно-исследовательского института краеведения. Вып. 2—3. Владикавказ, 1930, с. 50—65.

5. Богданов В. М. Растительный покров сенокосов и пастбищ долины реки Армхи. — Труды Северо-Осетинского сельскохозяйственного института. Т. 1 (14) Дзауджикау: 1947, с. 175—188.

6. Галушко А. П. К флоре аридных склонов окрестностей Итум-Кале. -В сб.: Флора и растительность Восточного Кавказа. Орджоникидзе. 1974 с. 5—22.

7. Галушко А. П. Растительный покров Чечено-Ингушетии. Грозный: Чечена Ингушское кн. изд-во. 1975, 118 с.

8. Динник Н. Я. По Чечне и Дагестану. — Записки Кавказского отдела императорского русского географического общества. Т. 25, вып. 4. Тифлис. 1905. 78 с.

9. Зендлиц Н. К. Поездка в Галгаевское и Джераховское ущелья. — Известия Кавказского отдела императорского русского географического общества, Т. 2, № 4. Тифлис, 1873. с. 144-149.

10. Иванов М. А. В горах между реками Фортангой и Apгуном. — Известия Кавказского отдела императорского русского географического общества Т. 17, №. 1. Тифлис, 1904. с. 42—67.

11. Красовский Д. Б. Материалы к познанию фауны млекопитающих Гор ней Ингушии. Известия Ингушского научно-исследовательского института крае ведения. Вып. 2—3. Владикавказ. 1930. с. бб—92.

12. Леонтьев Г. С. «Дождевые тени» за Скалистым хребтом Центральной Кавказа. — Известия Государственного географического общества. Т. 70. № 2 Л., 1936. с. 272—277.

13. Максютов Ф. А. Проблемы барьерогенных ландшафтов. Уфа: 1979. 88 с

14. Попов К. К. К нахождению скорпиона Buthus caucasicns Fischeri Birula на северных склонах Центрального Кавказа. — Ученые записки Северо-Осетнн ского государственного педагогического института, серия физико-математическа: и биологическая. Т. 23, вып. 1. Орджоникидзе, 1958, с. 287—288.

15. Радде Г. И. Основные черты растительного мира на Кавказе. — Записи Кавказского отдела императорского русского географического общества. Кн. 22 Тифлис: 1901, вып. 3, с. 1 — 199.

16. Рябов М. А. Материалы по фауне чешуекрылых Северного Кавказа. -Ученые записки Северо-Кавказского института краеведения. Т. 1 Владикавказ. 1926, с. 275—305.

17 Сабашвили М. Н. и Бараташвили И. Г. О горно-степных почвах ушелья р. Дарьял – Сообщения АН Грузинской ССР. Т. 11, № 10. Тбилиси, 1950, с. 651-656.

18. Харадзе А. Л. К изучению ксерофильных флор Скалистого хребта. — Труды Тбилисского ботанического института. Т. 12. Тбилиси, 1948, с. 1 — 13.

19 Чернов С. А. Материалы к познанию фауны Amphibia et Reptilia Горной Ингушии. — Известия Ингушского научно-исследовательского института краеведения Вып. 2—3. Владикавказ, 1930, с. 93—110.

20 Чупахин В. М, Головлев А. А. Ландшафты «дождевых теней» северного макросклона Большого Кавказа. – В сб.: Природопользование и охрана ландшафтов. М„ 1981, с. 63-74.

21. Яунпутнинь А.И. К вопросу о географическом районировании. – Известия Всесоюзного географического общества. Т. 78, вып. 1. М.-Л., 1946, с. 91 – 108.

А. А. Головлев
Источник:
Материалы по изучению Чечено-Ингушской АССР. / Вып. 3-й – Грозный, Чечено-Ингушское книжное издательство, 1985. -124с. Стр. 16-23.

Google Buzz Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal SEO Community Ваау! News2.ru Korica SMI2 Google Bookmarks Digg I.ua Закладки Yandex Linkstore Myscoop Ru-marks Webmarks Ruspace Web-zakladka Zakladok.net Reddit delicious Technorati Slashdot Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru Mister Wong

Комментарии

Оставьте свой отзыв!